Научная библиотека PORTALUS

Библиотека ПОРТАЛУС - крупнейшей собрание научных текстов России

  Главные разделы: Вопросы науки  Педагогика  Экономика  Право  Философия  Психология  Культура, искусство  Лучшие статьи месяца  + список всех 60 рубрик...



    


Реклама Google

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ новое | RSS


СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


АРХИВ

Архив рубрики: спецстатьиВ Архиве хранятся материалы, которые нельзя найти в обычных разделах. В Архив попадают публикации большого размера. Также здесь находятся старые материалы. Наши администраторы периодически просматривают все материалы Библиотеки и периодически направляют в спецархивы все новые и новые материалы. Возможно, здесь находятся и Ваши публикации, которые Вы опубликовали в Библиотеке.

ВЫБЕРИТЕ АРХИВ ПО ДАТЕ!



Интернационализм и национальные традиции

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 27 января 2011
АвторОПУБЛИКОВАЛ(а): genderrr
АвторРУБРИКА:
Источник (source)ИСТОЧНИК: (c)



АВТОРУ: Дополнить публикациюАВТОРУ: Исправить публикациюАВТОРУ: Удалить публикацию




Для упрочения братских отношений и дружбы между странами социализма необходима марксистско-ленинская интернационалистическая политика коммунистических и рабочих партий, воспитание всех трудящихся в духе сочетания интернационализма с патриотизмом, решительная борьба за преодоление пережитков буржуазного национализма и шовинизма.

(Из Заявления Совещания представителей коммунистических и рабочих партий)

Рушатся колониальные империи. На их развалинах возникают десятки новых национальных государств. Скованные веками могучие народные силы вырываются наружу. Мир обрел необычайное многоголосье и стал от этого богаче, светлее. За пятнадцать последних лет около полутора миллиардов людей, половина населения земли, разорвали цепи колониализма.

Однако стремления народов к свободе и независимости остались бы далекой мечтой, если бы не существовала могучая страна социализма.



Народы, земли и державы,
Что все теперь - рукой подать,





стр. 3


--------------------------------------------------------------------------------



Нам этой мирной нашей славы
Уже не могут не воздать.
Вступает правды власть святая
В свои могучие права,
Живет на свете, облетая
Материки и острова.
Она все подлинней и шире
В чреде земных надежд и гроз.
Мы - это мы сегодня в мире,
И в мире с нас
Не меньший спрос!





Эти проникновенные строки из поэмы А. Твардовского "За далью - даль" образно выражают мысль об обновляющей мир роли советского общества, советского человека. Советский Союз - притягательный и воодушевляющий пример для тех, кто из тьмы всем существом своим рвется к свету, к жизни справедливой и ясной.

Многие сотни километров отделяют маленький поселок Осейри у Аксларфьорда в Исландии от Советского Союза. Исландские рыбаки бедствуют. Жизнь словно остановилась для них. Все заволокло непроницаемой мглой. Погасли искры надежды. Старая Свейнборг произносит потрясающие по своему трагизму слова: "Вот я лежу в этой бедной хижине, и, умирая, я должна сделать горестное признание: беднякам куда легче видеть, как умирают их дети, чем смотреть, как они живут. Это, конечно, касается только бедняков. Каков же должен быть из себя бог, который все так устроил?"

Но до жителей поселка, преодолевая расстояние, пробиваясь сквозь ложь и клевету, доходят крупицы правды о Советском Союзе. В сознании рыбаков - героев романа Х. Лакснесса "Салка Валка" - постепенно утверждается мысль о том, что они не столь уж одиноки, что существует где-то далекая страна, в которой простые люди свободны и сильны. Сама возможность существования такого строя, такого уклада жизни рождает у ранее забитых людей энергию борьбы, и хотя маленький поселок Осейри далек от больших людских дорог, волны жизни начинают грозно биться и здесь. Рыбаки вступают в борьбу с грабителями и хищниками типа Стейнтора Стейнссона и Богесена. Человек труда просыпается от вековой спячки. Это страшит власть имущих. Они готовы обвинить рыбаков в том, будто те нарушают добрые исландские традиции, восстают против всего святого и правильного, против исконных добродетелей исландского народа, которые, как говорит богач Богесен, "мы наследовали из рода в род, получив их от наших предков со времени золотого века нашей страны". Богесенам и им подобным, несомненно, выгодно незыблемой национальной традицией объявить покорность, послушание, безразличие к проблемам общественной жизни. Исландский же народ думает иначе. Исландские рыбаки, перешагивая через старое, показывают новые возможности своей нации.

стр. 4


--------------------------------------------------------------------------------

Медленно, трудно начинает меняться соотношение сил. Уходит почва из-под ног таких, как Иохан Богесен, некогда самоуверенных и всемогущих властелинов. Пример Советского Союза помогает простым людям осознать, что они - активные деятели, полноправные члены общества. Характерна эволюция главной героини романа - Салки Валки. Человек трудной биографии, выходец из наинижайших низов, вначале она не верит в разум, возможности коллектива. Личные усилия - единственное, что ставит все на свои места, - думает девушка. Она хочет стать выше массы, которая кажется ей одноликой, выше этого большинства, которое ничего не имеет. Под воздействием борьбы масс Салка Валка отрекается от философии индивидуализма и отшельничества, соединяет свои помыслы с помыслами народа и находит в этом подлинное счастье. Опыт Советского Союза является для людей, где бы они ни жили, высочайшим образцом справедливой жизни, ярким показателем того, каких вершин может достигнуть человек, освобожденный от цепей капитализма, - вот одна из главных идей талантливого произведения Х. Лакснесса.

Эти мысли мы найдем и в стихотворении "Песнь о Советском Союзе" чилийского поэта Луис Энрике Делано. С другого конца земного шара доносятся взволнованные, сердечные слова - слова любви и признания:



Я знал, что ты сама тот светлый день,
Когда униженный поднимет снова
Свои глаза и оскорбленный руку
Свою омоет от обиды... Знал,
Что ты весна. Пусть холоден Октябрь,
Но твой Октябрь зажег глаза вселенной.
Они теперь прикованы к тебе,
О, мать великая, вдвойне святая,
Любовь, надежда мира всей земли!

(Перевод Ф. Кельина)





В связи с коренными переменами, происшедшими в мировой истории, тема интернационализма приобрела первостепенное значение. Она как бы притягивает к себе важнейшие стороны современной действительности. Никогда раньше не было такого взаимного понимания между народами, живущими в разных концах земного шара, никогда раньше их сердца не бились так согласованно, а их жизненные цели не смыкались в подобном единстве. Люди труда впервые в истории человечества обладают столь необоримой силой - и нравственной и экономической.

Наше интернациональное чувство действенно, наступательно. Советский народ с открытым сердцем, щедро и бескорыстно оказывает экономическую помощь слаборазвитым странам, помогает им стать на ноги, защищает их от экономического удушения со стороны империалистов. Прошли безвозвратно те времена, когда империалистические хищники безнаказанно терзали сла-

стр. 5


--------------------------------------------------------------------------------

бые, малочисленные народы. Лагерь социализма во главе с Советским Союзом - верный защитник угнетенных и свободолюбивых наций всего мира. Захватывающая, гигантская по своим масштабам борьба, которую вели на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН делегация Советского Союза во главе с товарищем Н. С. Хрущевым и делегации других социалистических стран, за всеобщее разоружение, за окончательную ликвидацию колониального режима, служит новым великолепным доказательством человеколюбивой политики лагеря социализма.

Возможность свободного развертывания потенциальных сил национальной культуры неразрывно связана с характером социальных и экономических отношений. Реакционная буржуазия всячески подавляет национальные культуры. Она насаждает и поощряет абстрактное искусство, лишенное примет времени, национальности, индивидуального своеобразия. Национальные культуры в современном буржуазном обществе подвергаются гонению и хиреют.

Только социалистический строй открывает эру невиданного в истории могучего взлета национальных культур, создает общественные и экономические условия для их беспрепятственного духовного восхождения. Советское общество основано на крепчайшей и надежной дружбе народов, на постоянном доверии в уважении к таланту, уму, творческим возможностям каждого даже самого малочисленного народа, и это обусловливает тесное сближение и подлинное единство культур социалистических наций. Силой, вдохновляющей и организующей советские народы, является КПСС, чей мудрый разум неизменно направляет развитие социалистических наций по пути единения, по ленинскому пути пролетарского интернационализма.

Идеи интернационального братства и дружбы народов воодушевляют советскую литературу с самого ее зарождения. По мере роста могущества советской страны, по мере укрепления морально-политического единства нашего общества тема дружбы народов все более расширялась в своих границах, углублялась в содержании. Это одна из ведущих тем советской литературы.

Интернационализм стал неотъемлемым качеством национального характера каждой социалистической нации, неотъемлемой частью духовного мира советских людей. В произведениях, появившихся за последние годы: "Когда сливаются реки" П. Бровки, в поэме Н. Тихонова о Серго Орджоникидзе, "Братской поэме" Э. Межелайтиса, "Небит-Даге" Б. Кербабаева, "Сестрах" А. Мухтара и др. - дружба народов является их внутренним идейным и эмоциональным содержанием. Чистотой, сердечностью отличаются взаимные отношения литовцев, латышей и белорусов в романе П. Бровки "Когда сливаются реки". Его герои-люди разных национальностей, с разными привычками, обычаями, характерами, но их вдохновляет один и тот же идеал. В атмосфере дружбы, взаимной ответственности за общее коммунистиче-

стр. 6


--------------------------------------------------------------------------------

ское дело формируется человек с новыми чертами характера, укрепляется интернациональная сущность его мировоззрения.

В романе Б. Кербабаева "Небит-Даг" действуют туркмены, русские, азербайджанец, украинец. Представители разных народов СССР помогают братскому туркменскому народу в освоении сложной и новой для республики отрасли промышленности - разведки и добычи нефти. Мы видим, как интернациональное содружество способствует моральному и общественному росту всех членов коллектива. В названных выше и многих других произведениях состав действующих лиц многонационален. Это продиктовано эстетической необходимостью, требованием правдивого отражения жизни, интернационализма отношений, сложившихся между народами нашей страны.

Н. Тихонов, М. Рыльский, А. Сурков, С. Вургун, Н. Бажан, А. Малышко, И. Абашидзе, Г. Леонидзе, С. Чиковани, А. Венцлова, М. Турсун-заде, М. Танк - можно назвать много имен талантливых поэтов, которые с большим душевным волнением пишут о победах дела социализма в странах народной демократии, о судьбах людей в царстве "желтого дьявола", в мире колониального разбоя и эксплуатации. Эти стихи исполнены искренней, братской симпатии к угнетенным, атакующей ненависти к власть имущим. Советские писатели не могут оставаться безучастными к событиям, происходящим на земле. В выступлении на приеме советских журналистов в Кремле 14 ноября 1959 года Н. С. Хрущев говорил: "Мы сочувствовали и будем сочувствовать борьбе рабочих, всех трудящихся за свои права, против эксплуатации капитала, но мы не вмешивались и не будем вмешиваться во внутренние дела других государств. Пролетарская солидарность-это наше право, это право каждого честного человека труда. Кто стал свободным от эксплуатации капитала, не может быть безразличным к судьбе своих братьев по классу"1.

В творчестве советских писателей живет ощущение нераздельности судеб человечества. Чувство связи собственного подвига, совершенного во имя революции, с судьбами простых людей мира родилось не сегодня. Оно отражено во многих замечательных произведениях советской литературы. Но раньше связь "та нередко выражалась в обобщенно-эмоциональной форме, в форме страстных деклараций и признаний. Чувство единства людей, становясь более высоким, обретает вместе с тем конкретность, "очеловечивается". Неизмеримо возрастает масштабность этого чувства, и его реальное жизненное содержание становится многосторонним. Произведения современной советской литературы о дружбе между народами, как правило, имеют своим источником неисчислимые факты и явления, взятые из самых глубин действительности. В этих произведениях - щедрость жизненного материала, обилие неповторимых черт и особенностей событий, стран, народов, индивидуальных характеров людей.


--------------------------------------------------------------------------------

1 "Правда", 18 ноября 1959 года.



стр. 7


--------------------------------------------------------------------------------

Интернациональная тема, столь могущественно и властно выраженная в советской литературе, - это не просто отклик на события, происходящие вокруг, как о том иногда говорится в статьях. Интернационализм - в самой крови, мироощущении, в образе мыслей советского писателя. Сознание ответственности за все человечество вызвано той ролью, которую играет в мировой истории Советский Союз. С великой преобразовательной деятельностью нашего народа связан знаменательный процесс пробуждения и высвобождения огромной человеческой энергии.

Судьба человека, где бы он ни обитал, свобода его разума и совести близки советскому литератору как представителю самого гуманного в мире общества. Потому столь искренни эти далекие рукопожатия, столь волнующе взаимное узнавание на расстоянии.



Я руку подаю через моря и горы
Тем, кто зеленые возделывал просторы,
Кто уголь добывал и засевал поля.
Чьим ревностным трудом овеяна земля.

В пространствах Африки, и Кубы, и Цейлона,
И в тундрах ягельных, и на гранитных склонах,
Среди степных песков, где жесткий саксаул, -
Мне братских голосов могучий слышен гул.

Я руку подаю всем братьям и всем сестрам,
Я знаю, что для них не буду только гостем,
Что каждой матери там стал родным, как сын,
Советской родины боец и гражданин.

Я руку подаю земной семье единой...
На тех же, кто еще подъемлет вой звериный,
Кто кровью обагрен и новой крови ждет, -
Свинцом расплавленным проклятье пусть падет!

(Перевод И. Брауна)





В этом стихотворении М. Рыльского "Друзьям во всем мире" из книги "Розы и виноград" воплощено чувство солидарности с народами мира, ощущение слиянности собственной жизни с жизнью людей труда. Уважение к труду, признание труда первопричиной человеческой деятельности является той духовной основой, которая сближает советского поэта с представителями многих стран земного шара. У людей разной национальной принадлежности, разной веры и убеждений находится общий язык, не требующий перевода, - язык мира, человеколюбия, свободы.

Интернационализм подразумевает широту взгляда, понимание общеисторических задач и целей развития народов к социализму и коммунизму. Судьбу собственного народа интернационалист рассматривает как неотъемлемую часть судеб человечества. Интернационализм не упраздняет национальное, не означает отказ от национального достояния, а сочетает национальное и интернациональное, общечеловеческое. Но слово "сочетание" не совсем точно выражает новое мироощущение совет-

стр. 8


--------------------------------------------------------------------------------

ского человека, в котором оба эти начала существуют нераздельно. Чувство интернационализма возникает как следствие осознания общности жизненных целей народов н интересов преуспеяния и благоденствия своей нации. А любовь и уважение ко всему лучшему, передовому, что есть в национальной культуре, зиждется на том, что национальное неразрывными нитями связано с культурой, с жизнью и деяниями всех советских народов. Это единство национального и интернационального очень хорошо выражено в стихотворении Расула Гамзатова "Родной язык":



Всегда во сне нелепо все и странно.
Приснилась мне сегодня смерть моя.
В полдневный жар в долине
Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я.

Так я лежал и умирал в бессилье,
И вдруг услышал, как невдалеке
Куда-то люди шли и говорили
На мне родном, аварском языке...

И смутно слыша звук родимой речи,
Я оживал, и вдруг в какой-то миг
Постиг, что от всего меня излечит
Не врач, не знахарь, а родной язык.

Кого-то исцеляет от болезней
Другой язык, но мне на нем не петь.
И если завтра мой язык исчезнет,
То я готов сегодня умереть.

Я жизнь люблю, люблю я всю планету,
В ней каждый, даже малый уголок,
А более всего - Страну Советов,
О ней я по-аварски пел, как мог.

Мне дорог край цветущий и свободный,
От Балтики до Сахалина - весь.
Я за него погибну где угодно,
Но пусть меня зароют в землю здесь!

Чтоб у плиты могильной близ аула
Аварцы вспоминали иногда
Аварским словом земляка Расула -
Преемника Гамзата из Цада.

(Перевод Н. Гребнева)





Буржуазные националисты и шовинисты лицемерно клялись и клянутся в своей преданности нации, выставляют себя в роли защитников неприкосновенности национальных сокровищ. За лживыми, демагогическими 'фразами буржуазных националистов и шовинистов о любви к своей нации кроется презрение к народу. Национализм и шовинизм - выражение идеологии господствующих буржуазных классов, которым выгодно держать свой народ в полной изоляции, ибо чем изолированнее нация от других наций, чем теснее втиснута в свою узкую скорлупу, тем легче и

стр. 9


--------------------------------------------------------------------------------

безопаснее сидеть у нее на шее. Это не значит, конечно, будто с ликвидацией господства буржуазии, установлением социалистического строя проявления национализма и национальной ограниченности исчезают автоматически.

В Заявлении Совещания представителей коммунистических и рабочих партий, которое имеет всемирно-историческое значение и является подлинным манифестом века, дан глубокий марксистско-ленинский анализ всех наиболее существенных проблем современной жизни. Заявление провозглашает великие и благородные цели борьбы за мир, демократию, национальную независимость и социализм, указывает пути движения человечества к будущему.

В Заявлении сказано о том, что для сохранения интернационального единства стран социализма, для упрочения братства и дружбы между ними необходимо неуклонно осуществлять марксистко-ленинскую интернационалистическую политику, воспитывать всех трудящихся в духе сочетания интернационализма с патриотизмом, вести решительную борьбу за преодоление пережитков буржуазного национализма и шовинизма.

Необходимо всемерно развивать и укреплять чувство интернационализма, воспитывать его в людях, активно формировать их взгляды, их мировоззрение. Ныне связи между нациями мира, в особенности между народами социалистических стран, стали столь многосторонними, сложными, жизненно необходимыми, что проповедь исключительности собственной нации, нетерпимость к другим нациям/национализм и шовинизм приобрели еще более вредоносный характер. О народе заботится не тот, кто намеревается отъединить собственный народ от других народов. Подлинная любовь к нации неотделима от желания видеть ее свободной, духовно и экономически преуспевающей. А этого нельзя добиться, добытое же невозможно отстоять вне интернациональной спаянности и неразделимости народов. Такова неодолимая логика истории.

Интернационализм - не одна из многих тем наших писателей. Интернационализм - самая сущность советской литературы, та идейная позиция, с высоты которой она неизменно рассматривает проблемы социальной жизни и борьбы, проблемы человеческого счастья. В литературной практике встречается наивно упрощенное понимание сути интернационализма. Некоторые писатели полагают, будто достаточно изобразить в произведении двух или трех представителей различных национальностей - и интернационализм возникнет в них как естественное следствие избранной темы.

На заседании выездного бюро Союза писателей РСФСР в Нальчике в октябре 1959 года Р. Гамзатов и А. Кешоков справедливо ополчились против примитивно-схематического показа представителей других народов. А. Кешоков, в частности, говорил о том, что в отдельных произведениях писатели рисуют русского

стр. 10


--------------------------------------------------------------------------------

человека как очень "правильного", изрекающего одни истины. Его поступки заранее обдуманы и взвешены, тон разговора назидательно-поучительный, его отношения с другими персонажами строятся на том, что многие из них все время ошибаются, а он не устает поправлять их!

Речь, конечно, идет не о том, что не нужно рисовать русского человека передовым, ведущим за собой людей других национальностей. Всей своей деятельностью на благо человечества русский народ завоевал любовь и признание других народов. Поэтому вполне естественно стремление художников создать образ русского человека, воплощающего лучшие стороны русского национального характера. Этот образ мы найдем во многих произведениях многонациональной советской литературы: в "Абае" М. Ауэзова, в "Знаменосцах" О. Гончара, в "Весенних ветрах" К. Наджми, в "Человеке гор" Л. Киачели, в "Арсене из Марабды" М. Джавахишвили, в "Весенней поре" Н. Мординова, в "Пробужденном крае" Г. Мусрепова, в "Утре" М. Гусейна, в "Ледовой книге" Ю. Смуула, в "Небит-Даге" Б. Кербабаева и др. Но образ русского человека должен быть художественно достоверным, глубоким, а не умозрительно сделанной иллюстрацией.

В изображении дружбы народов бытуют схемы и другого рода. Двое влюбленных - представители разных национальностей. Он любит ее, она - его. А ее (или его) родственники не согласны иметь зятем или невесткой иноплеменного человека. Возникает целая куча скороспелых конфликтов, иногда льются слезы, слышны воздыхания. Собираются грозовые тучи над влюбленными, темнеет небо. Вдруг по дуновению легкого ветерка небосклон светлеет. Ко всеобщему благополучию влюбленные соединяются. Подобные конфликты и столкновения иногда имеют реальную почву. Но не следует излишне эксплуатировать их, превращать в назойливую схему.

Не любое произведение, созданное о дружбе народов, об интернациональном единстве людей, можно признать интернациональным по содержанию. Интернационализм не в теме как в таковой, а в идейной позиции художника, в его взгляде на вещи. Глубоко интернациональны и те произведения, в которых, возможно, прямо и не присутствует тема дружбы народов и интернационализма, но в которых с позиций передового мировоззрения запечатлены крупные события времени, жизнь и борьба людей, их движение к свободе, миру, человечески высокому и прекрасному.

В "Судьбе человека" М. Шолохова, в "Василии Теркине" А. Твардовского, в "Русском лесе" Л. Леонова не обнаружить непосредственно выраженной "темы интернационализма". Но они интернациональны по своей сущности. Лучшие черты национального характера русского человека: огромная выдержка, жизнестойкость, широта интересов - воссозданы в них с покоряющей художественной мощью. Благородный интернационализм этих и других лучших произведений советской литературы в том, что

стр. 11


--------------------------------------------------------------------------------

они приобщают другие народы к историческому опыту советского народа, расширяют и обогащают представление о новом человеке, сформированном социалистической революцией, заражают читателей нравственным примером его жизни и деяний.

Эту мысль не следует толковать упрощенно. Широкое понимание интернационального содержания в искусстве и литературе "и в коей мере не умаляет значения собственно интернациональной темы. О дружбе народов советские писатели, художники, композиторы создали и еще создадут немало прекрасных творений. Сама жизнь наша и ее неодолимое движение к коммунизму рождают эту тему как песню, идущую из самых сокровенных глубин сердца. Важно, чтобы тема эта не сводилась к многословным декларациям, восклицаниям.

Подлинно национальное в советской литературе соединяет в себе национально-особенное с общекоммунистическим и тем самым с общечеловеческим. Это целостное единство, а не механическое добавление какой-то дозы "всеобщности" к национально-специфическому. Гармония высокого художественного мастерства и значительного общественного содержания ведет к созданию национальных ценностей общемирового значения.

Интернациональное и национальное следует рассматривать как внутреннее диалектическое единство. Интернациональное - это не то, что стоит над национальным. Художник обретает интернациональность не тогда, когда он "выламывается" из национальных рамок, становясь якобы ненациональным. Национальное существует в единстве с интернациональным. Подлинно прогрессивное, плодотворное в национальном есть вместе с тем и интернациональное.

Приверженцы "сверхинтернациональных", левацких взглядов, защищая интернациональные, по их мнению, основы нашей культуры, убеждены, будто пора уже отойти от живописания национально-колоритных пейзажей, примет быта, характера народов, пора изгнать из обихода папахи, украинские шаровары, черкески, тюбетейки и т. д. Дескать, времена национальной отличимости безвозвратно канули в прошлое, только отсталые, ограниченные люди могут толковать о национальном своеобразии в эпоху развернутого коммунистического строительства. Но разве дело в черкеске и бурке, а не в том, какое сердце, какая мысль бьется под этой национально-традиционной одеждой? Почему же ношение бурки и черкески объявляется чуть ли не проявлением реакционной старины, а ^узкие и укороченные брюки, кофточки попугайной расцветки и прически, напоминающие конский хвост, знаком сверхсовременности?

Другие же критики сокрушаются по поводу того, что из номенклатуры изобразительных средств списываются бурки и кинжалы, исчезают некоторые приметы национальной отличимости. Высказаны две крайние точки зрения. Правда же лежит где-то в стороне от них. В самом деле, знаменитый дагестанский ашуг

стр. 12


--------------------------------------------------------------------------------

Сулейман Стальский носил каракулевую папаху, традиционную горскую одежду, горские чувяки. Но разве это оказывало какое-либо отрицательное влияние на содержание поэзии Стальского? С другой стороны, необходимо ли любого горца изображать с кинжалом, наряжать его в бурку, папаху? Ведь многие горцы ныне одеты в европейские костюмы и чувствуют себя в них превосходно.

То же самое можно сказать о пейзаже. С изменением жизни преобразуется и пейзаж. В непроходимых ущельях появляются шоссейные дороги, электрические огни прорезают ночную тьму, на месте засушливых пустынь шумят моря, заболоченные топи уступают дорогу цитрусовым и фруктовым садам, а на необжитых целинных землях ключом бьет созидательная советская жизнь. Художник не вправе пройти мимо этих и других существенных изменений родного пейзажа. Важно отнестись по-новому к этому новому, да и к тому, что, возможно, и не изменилось в современных условиях. Главное - мысль, глубокая, современная, новаторская, выраженная в произведении, а не опись внешних изменений пейзажа и материальной среды.

Не секрет, что в произведениях некоторых советских писателей все еще встречается чрезмерное обилие традиционных уподоблений и сравнений: джейраны, орлы, львы и другие представители животного и растительного мира. Как к ним отнестись? Закономерно ли их присутствие в таком количестве?

В газете "Литература и жизнь" (19 июня 1960 года) критик Ахет Агаев выступил со статьей "О джейранах, бурках и прочем"1. В статье содержались отдельные верные соображения. Прав был, в частности, А. Агаев в том, что традиционные образы не теряют своей жизненности, если даже они дискредитированы бездарными писателями. Хотя следует оговориться: мысль эта сама по себе не нова. Она защищалась многими советскими литературоведами. А. Агаев, в целом справедливо отстаивая правомерность использования в современной литературе некоторых жизненных традиционных образов, односторонне подошел к ним. Он высказал в своей статье и много спорного и, на наш взгляд, неверного. А. Агаев "обиделся" за орлов и джейранов. "В той стране, где джейраны, орлы и львы представляют ее животный мир, где они по традициям народов одухотворены и опоэтизированы, этих животных никаким переводчикам не выпроводить с литературных пастбищ". Его поддержал Л. Мкртчян. "Образы,


--------------------------------------------------------------------------------

1 Дискуссия, которая велась на страницах газеты "Литература и жизнь" о проблемах национальных литературных традиций, о путях создания национального художественного образа и т. д., была интересной, содержательной. В ней приняли участие критики и литературоведы: А. Агаев, Р. Мустафин, Л. Мкртчян, Н. Джусойты, В. Ганиев, М. Нармаев. В ходе дискуссии было высказано немало плодотворных мыслей, а также спорные положения. В нашу задачу не входит оценка дискуссии в целом. Мы затрагиваем лишь некоторые вопросы, поднятые на дискуссии и имеющие, на наш взгляд, общетеоретическое значение.



стр. 13


--------------------------------------------------------------------------------

сравнения, метафоры нередко представляют результат географических особенностей родины поэта, - писал он, - И в этом смысле орлы, джейраны, горы - эти и другие образы, постоянно встречаемые в литературах народов СССР, несут на себе признаки национальной формы" ("Литература и жизнь", 17 июля 1960 года).

Но ведь речь идет не о том, почему они (орлы, джейраны и прочие) встречаются в стихах, а о том, насколько нужно их присутствие в таком обилии, продиктовано ли это эстетической необходимостью. Разве национальная определенность творчества достигается бесконечным нагнетанием тех многочисленных деталей быта, среды, которые попадаются поэту на глаза? Нанизывание этнографических подробностей никогда не вело к вершинам художественного творчества.

Перечитайте стихи А. Кешокова, Р. Гамзатова, К. Кулиева, Аткая и др. Многие их образные представления непосредственно связаны с национальной жизненной почвой, вырастают из нее. Но эти поэты не довольствуются внешней стороной фактов и явлений. В их стихотворениях бьется живая, ищущая, трепетная мысль, острое чувство современности, выражено стремление проникнуть в сущность явлений" Им не нужны мишурные словесные доспехи, набившие оскомину мертвые штампы, выгоревшие от времени сравнения, претендующие на так называемую национальную колоритность. Глубина постижения действительности, естественно, непринужденно рождается от ощущения простора, свободы, полноты национальной среды и обстоятельств, которых нет в произведениях с узким, национально-ограниченным дыханием.

Л. Мкртчян уверяет, что "орлы, джейраны, горы - эти и другие образы несут на себе признаки национальной формы". А как быть с таким фактом: орлы, горы и т. д. встречаются в Армении, Азербайджане, Грузии, Кабарде, Балкарии, Казахстане, России, Киргизии, Крыму - во многих местностях Советского Союза. Так что же в каждом отдельном случае они "несут на себе" то признаки национальной формы русской литературы, то казахской, кабардинской, армянской или азербайджанской?

И неужели национальная форма - экзотический букет? Не обедняем ли мы понятие национальной формы, загоняя ее в столь тесный этнографический тупик? Ведь на одних джейранах и орлах, сколь быстроноги и быстрокрылы они ни были, поэзия не взметнется ввысь. Нужно обладать горячим сердцем, открытым всем ветрам и шорохам жизни, нужно видеть зорко, глубоко ощущать и переживать виденное, замечать все новое и прекрасное в действительности и уметь радоваться этому новому, заражать своей радостью и воодушевлением читателя. Советский человек, его дела, его свершения - вот главная сфера нашей литературы. Как же передаст поэт новое в национальном бытии народа, когда носитель нового - человек отсутствует в его сти-

стр. 14


--------------------------------------------------------------------------------

хотворении? Если человек и его жизнь станут в центре внимания писателей, тогда пусть скачут в стихах джейраны и парят орлы. Они не причинят никакого вреда. И поверьте, в них не будет столь острой нужды.

Но всякий ли традиционный образ достоин осуждения и изгнания? Морхаджи Нармаев- автор интересной статьи "Еще о национальных традициях" ("Литература и жизнь", 21 августа 1960 года), - соглашаясь с мнением критика Р. Мустафина об устарелости традиционных образов, пишет: "...в калмыцкую литературу пришли новые образы. И действительно, не джейраны и аранзалы, а автомобили и тракторы задают теперь тон в пейзаже даже самых отдаленных национальных республик". М. Нармаев в своей статье отмечает следующий факт: калмыцкий поэт Х. Сян-Бельгин опубликовал поэму. В ней рассказано о бойце и его верном коне. В годы Великой Отечественной войны юноша сел на своего скакуна и мужественно сражался в боях за родину. Добрый конь-аранзал - самый распространенный образ в калмыцкой литературе. М. Нармаев неодобрительно относится к воскрешению этого традиционного образа. "Можно ехать по нашей степи целый день и не увидеть ни одного верхового, - пишет М. Нармаев. - Даже животноводы, зоотехники и ветврачи в совхозах и колхозах и те не хотят больше ездить на лошадях. Вот почему меня и удивило возвращение Сян-Бельгина к традиционному образу".

Признаться, нас удивило не появление коня-аранзала в поэме Х. Сян-Бельгина, а удивление критика по этому поводу. Обратимся к фактической стороне дела. В Великой Отечественной войне действовали, притом весьма успешно, многие кавалерийские части генерала Доватора, Плиева и др. Воин на верном коне, сражающийся с врагом, был, пожалуй, не традиционным литературным образом, а обыкновенным солдатом Советской Армии. Если традиционное гармонировало с реально существующим и способствовало его эстетическому утверждению, чем это плохо? Желательно было бы сказать о другом - о содержании традиционного образа, о его месте в художественной ткани произведения. Вспомним Егора Широкова из поэмы А. Недогонова "Флаг над сельсоветом". Егор возвращается с войны в родные края на трофейном коне, подаренном ему генералом:



Тишина оглушена,
бьют копыта в тишине: е
дет, едет старшина
по Европе на коне.





На коне ли возвращался реальный Широков с войны? Вряд ли. Это был художественный прием, сознательно использованный А. Недогоновым для передачи сменяющихся впечатлений и раздумий героя поэмы. Сказочный, фольклорный зачин "Флага над сельсоветом" постепенно обрастает реалистическими деталями,

стр. 15


--------------------------------------------------------------------------------

"погружается" в достоверные жизненные обстоятельства. Сочетание сказочного, фантастического с сугубо земным, - жизнью рожденным и выношенным придает поэме обаяние своеобразия, оригинальности. Традиции традициям - рознь. Не всякое традиционное заслуживает изгнания, и не всякое новое - поощрения и похвалы. Произведение не делается новаторским из-за того, что в нем отсутствует знакомый традиционный "инвентарь". Одна лишь замена традиционного коня новейшей техникой не превратила бы юношу из поэмы Х. Сян-Бельгина в полноценного современного героя.

В литературном произведении иногда можно и не обнаружить назойливых традиционных эпитетов, сравнений, сюжетов, и тем не менее оно сугубо традиционно - в худшем смысле этого слова. Традиционно по уровню художественного мышления, по способу видения мира: все это где-то уже встречалось, возможно и не в нынешнем виде, но все-таки встречалось. Вот об этой стороне дурного традиционализма, прикрытого легкой вуалью современности, не стоит забывать.

Многие традиционные сюжеты тогда кажутся традиционными, выцветшими от времени, когда писатель опирается на них, как на костыли, утрачивая при этом собственную творческую походку. Верность традициям - верность безоглядная, слепо подчиненная - невольно ведет к выхолащиванию традиций, к сужению их действенной эстетической силы.

Переосмысление и изменение традиций происходит различными путями. Нам хочется обратить внимание читателя на один из примеров весьма своеобразного, жизнью, продиктованного преобразования национальных литературных традиций.

Если стать на формальную точку зрения, то М. Турсун-заде - автору поэмы "Хасан-арбакеш" - можно бросить упрек: сюжет поэмы традиционен, даже сугубо традиционен. Герой поэмы Хасан-арбакеш любит прелестную девушку Садаф. Она его тоже. Но им покамест не суждено быть вместе. Влюбленные разлучаются и с болью переносят нелегкие муки любви. Сюжет в самом деле традиционен. В классической поэзии мотив разлуки влюбленных был одним из наиболее распространенных. Возобновим в памяти рубай и бейты Рудаки, скорбные слова Дакики:



О, если суждено мне, боже, остаток дней влачить без милой,
Я предпочту, чтоб жизнь угасла и этих скорбных дней не стало.





Или столь же горькие, безутешные сетования Манучехри:



За то, что с тобой разлучен, на солнце я гневаюсь днем,
Соблазнам сдаюсь по ночам, - ты этому также виной.





И в поэзии Термеэи, Кирмани, Джами, Зебунниса, у многих классиков прошлого нетрудно обнаружить этот почти извечный любовный сюжет. Трудность, роковая невозможность соединения

стр. 16


--------------------------------------------------------------------------------

влюбленных воспринималась ими как неумолимое следствие жизненных отношений, жестоких, скверно устроенных для счастья и радости. Гуманистический пафос в творчестве передовых писателей был направлен против общественных устоев, которые сковывали свободное развитие нравственных и духовных сил человека. Почти все стихи о разлуке полны тоски и страданий, мольбы и ощущения одиночества.

Что же сохранилось традиционного в поэме М. Турсун-заде? Лишь трудно опознаваемые следы сюжетного движения. Произошло это потому, что поэт шел не от традиционной схемы, а от действительности. Традиционный сюжет настолько "пропитан" реальной борьбой реальных человеческих побуждений и страстей, что полностью исчезает ощущение какой бы то ни было предвзятости. Традиционное стало служить задаче реалистического утверждения характеров. Размолвка Хасан-арбакеша с Садаф не обусловлена ни различием имущественного состояния или сословным неравенством, ни случайными недоразумениями и капризами судьбы. Высокие нравственные и общественные идеалы, сама гуманистическая сущность советского строя рождают новые отношения между людьми и в сфере чувств, новое понимание счастья. Таджикская девушка Садаф понимает, что счастье ведь бывает разным. Хасан-арбакеш довольствуется малым, неприметным счастьем. Он со своей стародедовский арбой остался в стороне от потока событий. Он одинок. Председатель колхоза говорит ему:



"Что ж... Сам ты виноват в беде своей!
Ручьи живут, сливаясь в руслах рек.
А одинокий средь песков ручей
Пересыхает. Так и человек.
В единстве наше счастье, дорогой!
Ты этого не понял до сих пор.
По старине за старою арбой
Идешь ты времени наперекор!"

(Перевод В. Державина)





В сознании Садаф личное счастье неразрывно связано с большим, прекрасным - служением народу. Во имя большого, незамутненного счастья Садаф отказывается от счастья крохотного. В поэме Турсун-заде полностью снят трагизм обстоятельств, вызывавших разлуку, снят мотив неизбежности разлуки, не зависящей от воли и желания человека. Каждый из героев волен свободно распоряжаться своей судьбой. А жизненные обстоятельства, окружавшие молодых советских людей, таковы, что они способствуют возвращению и более высокому утверждению счастья, временно ими утраченного. В поэме так оно и происходит. Торжествует счастье.

Говоря о национальных традициях, нельзя обойти вопрос о "присущем многим народам Востока "восточном романтизме", "восточной цветистости". А. Агаев в своей статье, упомянутой уже

стр. 17


--------------------------------------------------------------------------------

нами, жалуется на многочисленные "залпы" литературно-критических статей, раздававшиеся по "восточному романтизму", "восточной цветистости" вообще.

Вопрос этот должен быть рассмотрен конкретно. Многое зависит от таланта писателя, от широты его интересов. Кто будет говорить о цветистости (в дурном смысле) Фирдоуси, Низами, Хагани, Физули, Навои? То, что у одного поэта цветисто, у другого может иметь другую форму выражения. Высота мысли и чувства в произведении порождает ощущение полной естественности и необходимости всего того, о чем говорит поэт, хотя, возможно, он и изъясняется слогом пышным, нарядным, приподнятым. О яркой глубинной поэзии не скажешь, что она цветиста. Но есть цветистость ненужная, мешающая эстетически достоверному воспроизведению жизненных явлений.

А. Агаев почему-то не называет в своей статье фамилии "артиллеристов", которые ополчаются против "цветистости". Он ссылается лишь на К. Зелинского, который в книге "Литературы народов СССР", по его выражению, "не устоял перед соблазном бросить камешек в цветник восточно-национальных литератур". Однако в приводимой А. Агаевым цитате из книги К. Зелинского ничего предосудительного не сказано о "восточном романтизме", о "восточной цветистости". "Говорить красиво, пышно, культивизировать стиль, тончайше изузоренный и фонетически, и риторически, и в смысле насыщения тропами, - пишет К. Зелинский, - все это было достоянием не только придворной поэзии, но и поэзии демократической и устной народной. Это было свойственно многим народам Востока. Почему? Это уже другой вопрос. Это результат целого ряда исторических особенностей развития феодализма в странах Востока. Но это так!" Действительно, причины происхождения восточного романтизма объяснены К. Зелинским не совсем точно и полно. Дело, безусловно, не только в особенностях феодализма в странах Востока, а в культурно-эстетических и социально-исторических условиях. Но признаться, мы не нашли тот камешек, который К. Зелинский столь неосторожно бросил в благоухающий цветник "восточно-национальных литератур".

По логике суждений А. Агаева происходит нечто странное и малопонятное в развитии национальных литератур и национальных традиций. Вот утверждение К. Зелинского, приводимое А. Агаевым: "Разные национальные литературы в процессе роста этих литератур социалистического реализма начинают освобождаться от таких национальных традиций, которые для них являются стилевым препятствием, формой, не отвечающей содержанию". Правильно ли оно? На наш взгляд, правильно. В противном случае не было бы развития, умножения и расширения накопленных богатств.

А. Агаев оспаривает это положение. Он пишет: "Если иметь в виду литературы Советского Востока... то в них процесс движе-

стр. 18


--------------------------------------------------------------------------------

ния к общедоступности, к "известному сглаживанию" форм проходит путем "переряживания" разных литератур из общедоступного для всех них "восточного" костюма в костюм собственно национальный, но, разумеется, сшитый по-современному". В начале своей статьи Агаев говорит о том, что в природе не существует никакой восточной цветистости, что зря раздаются многочисленные залпы по "восточному романтизму". А теперь отмечает факт "переряживания" ряда литератур из общего восточного костюма в костюм собственно национальный. Если "восточная цветистость" была оправдана историческими, этнографическими, морально-этическими, социально-культурными, чисто географическими и прочими особенностями народов, то не понятно, почему же понадобилось "переряживание"? Если меняются костюмы, значит что-то изменилось, что-то устарело, появилось что-то новое. Коль скоро имеет место "переряживание" - переоцениваются и отбрасываются некоторые национальные традиции, потерявшие былую силу и действенность. Иначе в чем же смысл "переряживания"?

Знакомое, легко угадываемое, на поверхности лежащее иногда нам кажется истинной национальной традицией, потому что мы недостаточно зорко видим процесс живого движения национальных традиций, процесс возникновения новых национальных традиций, вырастающих из опыта социалистической жизни. Истинное сохранение лучших национальных традиций - это их приумножение, восхождение на качественно новую ступень, а не пассивное повторение знакомого и устоявшегося.

Национальные традиции складываются в течение многих десятилетий. Они шлифуются, совершенствуются, очищаются. Развитие национальных традиций происходит не только эволюционным путем, не только путем количественного их накопления и постепенного перехода в новое качество. Национальные традиции, в особенности же в советское время, развиваются своеобразно, динамично, во многих случаях отталкиваясь от старого, преобразуя и преодолевая его. Говоря о национальных традициях, нельзя забывать о противоречивой природе их становления в досоветское время. В национальных традициях всегда есть то, что рождено исторической необходимостью национального бытия и соответствует развивающимся интересам народа. Эти качества прогрессивных национальных традиций обретают большую устойчивость, они не утрачивают свою ценность в течение длительного времени, их наследует и развивает дальше социалистический пролетариат.

Известный чешский ученый Зденек Неедлы в статье "Коммунисты- наследники великих традиций чешской нации" справедливо писал о живой природе прогрессивных национальных традиций, сохраняющих в новых условиях значение побудительной силы, развивающей старые и творящие новые национальные традиции, "...мы можем честно, не опуская глаз, посмотреть прямо

стр. 19


--------------------------------------------------------------------------------

в лицо всему тому великому, что скрыто в чешской истории, что сохранил и доныне наш народ в качестве драгоценнейшего наследия, как живую национальную традицию, - писал З. Неедлы. - Таково и есть наше отношение, и нет у нас большего стремления, чем, опираясь на это великое наследие и включившись в великие дела сегодняшнего дня, продолжать развивать эту традицию по новым путям и для достижения новых целей, ради блага, чести и счастья нашего народа и всей нации"1.

Однако есть в национальных традициях другие стороны, родившиеся в условиях социального и национального угнетения народа и вобравшие в себя отсталые взгляды я представления. В тех случаях, когда реакционность подобных "традиций", их явное расхождение с разумом народа очевидна, бороться с ними сравнительно нетрудно. Но не всегда легко отделить национально отсталое, насильно навязанное нации и незаметно укоренившееся в национальном сознании, от истинно национального. Отсюда и проистекают ошибки. Национальным кажется все то, что бытует в нации, что по инерции перешло от старого. Надо иметь в виду особые пути формирования национальных традиций в условиях досоветского общественного строя. Например, в царской России нации были отгорожены друг от друга множеством барьеров. Они преимущественно жили замкнутой жизнью, Взаимный обмен культурными ценностями если и имел место, то носил во многом случайный характер. Существовали большие различия в историко-культурном уровне наций. Одни находились на стадии буржуазного развития, другие были обременены многочисленными остатками феодализма, у третьих господствовал патриархально-кочевой быт. Эти различия, несомненно, накладывали отпечаток на особенности национальных традиций. В условиях намеренно насаждаемой царскими властями вражды между народами, в условиях их слабой экономической и культурной связи национальные традиции имели тенденцию складываться обособленно. В малой степени соприкасались национальные традиции народов, отдаленных друг от друга территориальными границами, содержанием духовной жизни. В этих условиях вопреки стремлениям народов к дружбе, к совместной борьбе в национальных традициях имелись и такие стороны, которые мешали сближению народов.

В советском обществе возникла новая историческая закономерность. Все нации стали социалистическими, они объединены единством мировоззрения, единством коммунистической цели. Произошли коренные изменения в быту, в психическом складе, в формах развития культуры. На основе единства общественных и экономических отношений произошло сближение национальных культур, убыстрился процесс взаимного обмена и взаимного


--------------------------------------------------------------------------------

1 Зденек Неедлы, Статьи об искусстве, М. - Л., 1960, стр. 601.



стр. 20


--------------------------------------------------------------------------------

освоения эстетических богатств. Стали возникать новые традиции, сближающие и роднящие народы, а не разделяющие их.

Традиции безграничной любви к социалистической родине, Коммунистической партии, традиции интернациональной солидарности, бескорыстной помощи друг другу, коллективизма стали общесоветскими национальными традициями. Существуют различные оттенки, некоторые особенности выражения этих чувств у различных народов, но суть социалистических традиций одинаково близка всем нациям, одинаково соответствует их национальным интересам. Социалистическое развитие народов органически сочетается с их национальными чаяниями, наиболее полно, всесторонне выявляет их. Социалистическое в каждом отдельном случае выступает и как национальное, и как единое, объединяющее разные советские нации.

Если обратиться к традициям советской литературы, то основные особенности ее можно охарактеризовать словами единство и многообразие - и это вполне закономерно. Советские литературы едины по содержанию, по общественному идеалу, по своим коммунистическим целям и устремлениям, но они отличаются друг от друга эстетическими возможностями, звучанием, красочностью. Идейное единство, полная слиянность национальных целей с общими целями и идеями, и многогранность национальных художественных форм, способов, средств освоения действительности- вот тот путь, по которому шла и идет советская многонациональная литература.

Происходит определенная переоценка национальных литературных традиций. Общие для всех советских литератур традиции- традиции жизненной достоверности, исторической конкретности, полнокровного реализма, высокой коммунистической идейности, составляющие основу метода социалистического реализма, способствуют сближению, взаимному проникновению национальных литературных форм. Причем это сближение литератур означает не утерю собственного национального начала, а его развитие; Советские национальные литературы освободились и освобождаются от тех традиций, которые перестали соответствовать возросшему духовному уровню народа. Большинство писателей уже не прибегает к помощи внешне эффектного традиционного момента неузнавания, избегает пышности, чрезмерной разузоренности речи действующих лиц, отказывается от излишне акцентированной назидательности и описательное, приводящих к схематизму и голой дидактике, и т. д. Эти "потери", связанные с преодолением отживших себя литературных норм и представлений, не наносят никакого ущерба национальной самобытности литератур.. Скорее наоборот. Советские национальные литературы, освободившись от устарелого груза, легче поднимаются к вершинам социалистического художественного развития, свободнее, выявляют новые широкие возможности своей национальной эстетики.

стр. 21


--------------------------------------------------------------------------------

Возникновение новых жанров, новых национальных литературных традиций обусловлено движением самой действительности, новым качеством жизни. Исторически сложившиеся национальные традиции не всегда способны освоить то громадное и необычайное, что происходит в жизни народа в современных условиях. Так, например, жанр импровизационной песни оказался не вполне действенным для решения творческой задачи - изобразить человека в развитии, в сложном, противоречивом движении его характера. Появление, например, в казахской советской литературе в 20-х и 30-х годах жанра короткого лирического стихотворения было, по верному замечанию З. Кедриной, новаторским явлением, возникшим по властному велению времени. Развившийся на опыте русской литературы и литератур братских народов, лирический жанр стал впереди многих национальных традиционных жанров, потеснив их. Происходит естественный и закономерный процесс; национальные традиции, переставшие быть действенной силой, уступают место новым традициям, способствующим развитию художественного творчества на новой почве, не менее плодоносной, нежели "чисто" национальная.

На встрече руководителей партии и правительства с деятелями культуры 17 июля 1960 года М. А. Суслов справедливо указывал: "Было бы неправильным считать национальной традицией только то, что отличает одну национальную культуру от другой, или только то, что связано с прошлым народа, с его историей, с тем, что отражало тягостную жизнь народа в условиях социального и национального угнетения. Надо более зорко видеть и поддерживать новые традиции, общие черты, которые складываются во взаимоотношениях советских социалистических наций в ходе коммунистического строительства. В развитии национальных культур необходимо всемерно поддерживать и развивать новое, коммунистическое, повседневно рождающееся в жизни народов нашей страны".

Неразрывное диалектическое единство национально-своеобразного и общесоветского, широкое понимание существа национальных традиций, включающих в себя и национально-отличимое и общее, складывающееся во взаимоотношениях советских социалистических наций в ходе коммунистического строительства, - вот закон развития советских национальных культур.

В Заявлении Совещания представителей коммунистических и рабочих партий сказано, что "на смену политической изолированности и национальному эгоизму, свойственным капитализму, пришли братская дружба и взаимная помощь народов, порожденные социалистическим строем". Общие интересы народов социалистических стран, интересы дела социализма и мира требуют правильного сочетания в политике принципов интернационализма и патриотизма.

Ревизионисты с противоположных идейных позиций подходят к проблеме социалистического интернационализма. Для них не

стр. 22


--------------------------------------------------------------------------------

существует принципиальной разницы между пролетарским интернационализмом и космополитизмом. По их мнению, динамически развиваясь, пролетарский интернационализм перерастает в космополитизм. "Нелогично говорить о социализме как о мировой системе и одновременно вести борьбу против идеи космополитизма, идеи, в действительности определяющей мировой общечеловеческий характер социализма", - заявляет югославский теоретик Анте Фламенго в своей книге "Космополитизм и пролетарский интернационализм", изданной в Сараево в 1959 году. А. Фламенго утверждает, что нельзя-де противопоставлять пролетарско-социалистическую культуру, национальная форма которой еще жива и реальна сегодня, но имеет временно-исторический характер, идее общечеловеческой космополитической культуры. Поэтому он предлагает опереться на те достижения буржуазной культуры, в том числе современной реакционной культуры, которые имеют "всеобщее человеческое содержание". Лучшим методом критики буржуазной культуры Фламенго признает разоблачение в ней "национально-ограниченных и классовых элементов". Он выступает и против "узконациональных" форм пролетарской социалистической культуры, пытаясь подменить интернационализм космополитизмом. Превознося до небес космополитизм, Анте Фламенго ставит знак равенства между космополитизмом и гуманизмом, провозглашая космополитизм высшим идеалом человечества.

Космополитизм - насильственное упразднение и умерщвление национальных культур, подчинение этих культур одной "высшей" господствующей культуре англо-американского типа. "Гуманистическое" содержание космополитизма, о котором столь возвышенно вещает Фламенго, выражается именно в этой хитроумной и вероломной политике поглощения волком овец, в грубом, издевательском насилии над национальным сознанием и честью народов. Космополитизм соединяет в себе национальный эгоизм с откровенным нигилизмом, пренебрежением к другим нациям.

Социалистический интернационализм - это нерушимая дружба свободных, независимых народов, сплоченных единством общественного идеала, единством цели. Социалистический интернационализм создает незыблемые основы для процветания каждой нации, является гарантией их счастья и независимости. Космополитизм и социалистический интернационализм взаимно враждебны и исключают друг друга. Фламенго сближает их, проделывая двустороннюю манипуляцию: он искажает на ревизионистский лад природу социалистического интернационализма и всячески приукрашивает реакционную сущность космополитизма. Что же касается "узконациональных форм", то пролетарско-социалистическая культура не отказывается от них, как того хочет Фламенго, а плодотворно использует эти формы. Внутренние преобразования в национальных формах, ведущие к их сбли-

стр. 23


--------------------------------------------------------------------------------

жению, происходят не за счет утраты национальных особенностей культур. Сближаясь и взаимодействуя, культуры обретают новые черты, которые способствуют их более быстрому развитию как культур национальных. Эстетическая общность определенных качеств культур не исключает, а подразумевает их национальную самобытность.

Мы выше говорили об обособленном развитии народов в условиях феодального и буржуазного общества, которое воздействовало и на характер национальных традиций, предопределяя их некоторую отъединенность друг от друга. Но и тогда - при феодализме и капитализме - не существовало абсолютной изоляции между национальными культурами. Духовные ценности народов, живших в разных странах, в разные эпохи, в разных исторических условиях, все же были доступны для восприятия определенной категории читателей. Люди множества национальностей читали и восхищались произведениями Данте, Шекспира, Сервантеса, Байрона, Пушкина, Лермонтова, Толстого, Шевченко, Ахвердова, Раффи, Чавчавадзе.

В условиях советского общественного строя неизмеримо возросли и степень национальной самобытности культур, и народность их художественных форм, необычайно расширился круг людей, для которых эстетические ценности стали доступны. Связь с жизнью народа обусловила всемерный расцвет тех сторон национальных культур, которые отвечают социалистическому содержанию, художественно выражают и закрепляют его. А эти стороны в свою очередь оказались наиболее плодоносными я жизнестойкими. Таким образом, общность литературных традиций у советских народов возникла не случайно, не произвольно. Она складывалась и зрела постепенно, как естественное следствие неразрушимого единства национального и социалистического.

В период перехода от социализма к коммунизму процесс сближения национальных литератур будет усиливаться как закономерный результат все более тесного идейного и морально-политического единения социалистических наций. Но сближение, возрастающая солидарность национальных культур не приведут к исчезновению национально-специфических черт литератур. Речь идет не о том, будто из содержания национальных традиций полностью устраняются всякие элементы отличия, а о том, что нельзя ограничиваться только отличием, считать его единственным и исключительным признаком национальных традиций. Процесс сближения подразумевает одновременно расцвет и поступательное движение литератур социалистических наций. В период перехода от социализма к коммунизму принцип социалистического идейного единства и многообразия национальных эстетических форм остается в силе.

стр. 24

© Portalus.ru






Информация для издателей:

Уважаемые коллеги! Частичное или полное копирование материалов из библиотеки "Порталус" разрешено только при наличии обратной активной гиперссылки на наш ресурс. В иных случаях любое использование материалов библиотеки запрещено! Пожалуйста, отнеситесь с вниманием к данному предупреждению во избежание конфликтных ситуаций.






Ваше мнение о публикации?
Постоянный адрес страницы:
http://portalus.ru/modules/shkola/rus_show_archives.php?subaction=showfull&id=1296129729&archive=007&start_from=&ucat=&%3Ca

Научная библиотека "Порталус"

 

 
Copyright @ 2004-2014, Научная онлайн-библиотека "Порталус". Все права защищены.